надувая щеки от важности

14:30 

Понимаете ведь?

_Мариам_
Просто Гермиона очень хочет помочь Гарри. И узнать, что скрывает Слагхорн.
Гермиона Грейнджер, Гораций Слагхорн
Общий /Драма|| джен || G || Размер: мини
Начало: 05.02.11 || Последнее обновление: 05.02.11

«Слагхорн скрывается от Гарри, но не от меня же!» - думает Гермиона, идя по коридору.
Гермиону бесит Слагхорн, бесит его имя, его бархатный пиджак и его фаворитизм. Гермиона как может обаятельно улыбается закрытой двери, как бы примеряя маску, расправляет юбку.
Стучится в дверь.
- Кто там? – спрашивает Слагхорн.
- Смерть твоя, - бормочет Гермиона и чуть хихикает. Она чувствует себя немного безумной и очень глупой.
Гермиона не привыкла действовать без четкого плана, не привыкла чувствовать себя глупой, но что ей остается? «Гарри нужна помощь, это все ради Гарри», - убеждает себя она, но коленки отчаянно трясутся.
- Это Гермиона Грейнджер, сэр, я бы очень хотела с вами посоветоваться…
Дверь открывается.
- Что ж, входите, Генриэтта, - говорит профессор.
- Гермиона, сэр, – цедит она, но тут же снова входит в роль. – Извините за поздний час, мне очень неудобно вас тревожить, но мне очень нужно с вами..
- Мерлина ради, девочка! – добродушно смеется Слагхорн. – Всего только шесть, это вовсе не поздний час, не волнуйся так! Не мельтеши, садись, у меня есть чудесные засахаренные ананасы, это прислал один мой хороший друг, ранее – мой не менее прекрасный ученик. Не будете, точно?
Гермиона соединяет кончики пальцев и медленно выдыхает. Голова немножко гудит, а Слагхорн жужжит, как шмель.
- Нет, профессор, я бы хотела с вами посоветоваться, как я уже говорила, кажется. Именно с вами, - повторяет она, предвосхищая его возражения. – Профессор МакГонагалл очень строгая, я боюсь говорить об этом ей, а директор… ну, он же директор! – выпаливает она на одном дыхании и разводит руками, как бы говоря: "Ну, вы же понимаете?"
Снова начинает мяться. Теребит рукав мантии, расправляет еще раз юбку, хоть в этом нет никакой нужды. Она действительно волнуется.
- Так что вы хотели со мной обсудить? – спрашивает не на шутку заинтригованный Слагхорн. – Надеюсь, это не что-нибудь противозаконное? – спрашивает он и смеется, довольный своей шуткой.
- Это связанно с зельем, которым накачали Рона, ну, приворотное, он потом еще отравился, помните? – лепечет она, отчаянно надеясь, что не переигрывает.
- Надеюсь, это были не вы? – вскидывается Слагхорн.
- Ну что вы! - возмущенно восклицает Гермиона. – Я же не… - и осекается.
- Не идиотка, вы это хотели сказать? – от души веселится успокоившийся профессор, складывая руки на объемистом животе.
- Ну… - мнется Гермиона.
- Я очень рад, что это были все же не вы, но не будьте так категоричны, любовь, знаете ли, такая вещь… Я и сам как-то боролся с подобным искушением, а зельевару это, знаете ли, вдвойне трудней! – и подмигивает.
Гермиону передергивает, но она сдерживается:
- Нет, это… одна девушка… Об этом-то я и хотела с вами поговорить, в конце концов вы и так присутствовали при развязке этой истории.
- До чего же вы многословны, - вздыхает профессор, но Гермиона продолжает, не обращая на него внимания:
- Дело в том, что однажды она ка мне подошла и попросила пояснить ей некоторые вопросы, касающиеся приворотных.
- И вы пояснили?
- Да! – как-то надломленно восклицает Гермиона (не переиграть, не переиграть). – А она чуть не отравила Рона.
- Ну, ничего страшного, - говорит успокаивающе Слагхорн, он явно не впечатлен. – Не стоит так переживать, со всеми нами случалось подобное.
«Вот сейчас сработает ассоциация, - думает Гермиона. - И ты приумолкнешь».
Но тот продолжает разглагольствовать.
Она решает подтолкнуть его:
- Понимаете, я ведь не думала, что она воспользуется этими знаниями, я думала, это она только из академического интереса, я же не знала, что она окажется настолько сумасшедшей! – Гермиона утыкается лицом в ладони и трет глаза, надеясь вызвать покраснение. Она чуть ли не слышит, как щелкает что-то у него в мозгу. Он замирает и молчит.
Он понял.
- Господи, что же я натворила! – продолжает шептать Гермиона, чувствуя, как какой-то комок застревает в горле. Она противна самой себе. - Как я могла...
Особенно гадко то, что даже сейчас она продолжает надеяться на то, что правильно поняла, разгадала Слагхорна, что нигде не передавила, не пережала, не переиграла.
- Вы не при чем, - хрипит тот. Откашливается. – Вы не виноваты, действительно. Не при чем. Вы же не знали, как она воспользуется этими сведениями, вы же сами признались, вам, наверное, уже легче, - шепчет он. И добавляет зачем-то:
- Я знаю, я… попадал в такие ситуации, - с усилием выталкивает.
- Вы тоже рассказывали об этом? Вам тоже становилось легче? – нажимает Гермиона. Ей действительно очень жалко его, но она должна доиграть до конца. Обязана.
- Да… Да.
- Спасибо за помощь, - улыбается она. – Правда, вы мне очень помогли, очень, спасибо еще раз, - и она почти выбегает прочь, потому что боится ляпнуть что-нибудь не то, все испортить.
Прикрывает дверь и бежит до своей башни, стремглав.
У портрета Полной Дамы останавливает и переводит дух. Опирается на стенку.
«До чего же тошно!» - думает она и надеется только на то, что теперь Гарри будет хотя бы немножко легче выяснить у профессора Слагхорна хоть что-нибудь о хоркруксах.
«До чего же тошно», - думает она и решает никому ничего не говорить.

@темы: ГП, джен

URL
   

главная