_Мариам_
Ты сумасшедшая!.. – шепчет она, зарываясь носом в душистые волосы.
Луна недоумевает.
- Это важно?
- Нет! Нет!.. – лихорадочно.
Жарко. Душно. Страшно.
Тонкая шерсть пледа любовно окутывает ноги, горящие письма весело потрескивают в камине.
- Слышишь?.. – Луна поворачивается к окну.- Слышишь?.. голуби стучат в окно!
- Неважно… Это все снег, снег хлопьями валит.
- Слышишь?! – безумные глаза Луны блестят в темноте. – Тогда тоже было так…
Она молчит. Ей хватит ума промолчать, ведь это она, Гермиона, всегда славилась своей тактичностью.
- Тогда тоже было так.
Душно. Зябко.
Стылый чай оставил коричнево-серый обод на стенках чашки.
- Да, да! – горячо. – Так! И голуби, любимые мамины голуби бесновались на чердаке.
Гермиона молчит. Ей страшно. Но она не отпустит Луну, нет! Она всегда будет сжимать ее в объятьях, всегда будет смотреть в выпуклые, блеклые глаза Луны, всегда будет слушать монотонный ее голос.
Снег ложится пушистыми хлопьями на стекло, ровным слоем покрывает мир. Еще чуть-чуть и все, все будет погребено под ним.
- Тебе не страшно? – обескураживающе-спокойно спрашивает Луна.
После недавней почти-истерики это звучит неестественно, странно.
- Не страшно? – вопрошает Луна. Не спрашивает, нет! Вопрошает в никуда.
- Не бойся, в этот раз все будет иначе. Слышишь? Тогда меня не было рядом, понимаешь? Прости. Я никуда не уйду, я буду с тобой. В этот раз ты не умрешь, веришь?
Теперь Гермиона и правда пугается. Она не понимает, о чем речь, и боится, боится, боится…
- Я буду с тобой и голуби тоже. Слышишь шелест их крыльев? Они вырвались, они улетели, они не заперты больше, слышишь?! Ты больше не умрешь, веришь?
- Зачем ты сожгла письма? – Гермиона пытается сменить тему разговора.
- Письма? К чему они мне? Ведь ты со мной, живая!
И Гермиона ужасается силе, прозвучавшей в тихом голосе.
Душно. Она отстраняется, чтобы открыть высокое решетчатое окно.
Страшно. Луна неслышной тенью возникает позади и бережно-бережно, осторожно, робко кладет руки ей на плечи.
- Не уходи, пожалуйста. – Обезоруживающе-кротко просит она. Гермиона чувствует, как волна нежности поднимается изнутри, сметая беспомощность и недоумение. - И не обманывай меня больше. Неужели ты думала, я не узнаю твой взгляд? А волосы? А запах? Не уходи, я ведь здесь. И голуби… Ты ведь не умрешь больше, мама?..

@темы: ГП, фем